Отчет о ролевой игре "Умереть в Иерусалиме-2013".

Я много лет не была на играх, и тут вдруг решила, что надо ехать. Итак…

Меня зовут Ракель ибн Фарид ибн Сатвалди. Я никогда не видела своих родителей, сколько себя помню – жила при мечети, помогала имаму Даруа Ад Дину Муххамеду в его заботах. Он учил меня идти путём добра и милосердия, заботился о бедных, беседовал с каждым, кто нуждался в его совете. Отправляясь в путь он никогда не брал оружия, вверяя свою жизнь воле Аллаха. Когда подросла, то стала помогать еще и при госпитале. Со временем, по моей просьбе, Даруа выучил меня на врача. Много было у нас работы – приходилось лечить и туберкулез и черную оспу, принимать роды, но особенно часто приходилось лечить раненых пленных, которым было уготовано рабство. Стоит отметить, что наш госпиталь работал бесплатно, за пожертвования, переживая периодически нехватку лекарств. Но мы старались помочь каждому, вне зависимости от его веры. Хотя и называли нас «Гоститалем Хромой Ноги», из-за нескольких невезучих пациентов.

Однажды один из рабов был оставлен нашему госпиталю в помощь, и госпожа главный врач поручила мне позаботиться о нем. Мне стало жалко его, он был так молод ;) и многое мог бы еще успеть сделать в своей жизни. К тому же, во Франции его ждали родители. У меня никогда не было родителей, и никого, кроме духовного наставника, но я могла представить себе их скорбь по пропавшему. И тогда я решилась. Отпросившись в госпитале, я отправилась к братьям Ордена Монжуа, откуда был этот раб, и сообщила им, что он находится у нас и нуждается в помощи. Это было мое первое далекое путешествие и выход в большой мир, полный опасностей. И заодно повод искупаться. Братья Монжуа были благодарны за весть (они спросили: «Должны ли мы вам что-то за это?» - «На ваше усмотрение»- ответила я. «Мы уже налили ей чаю, этого достаточно» - раздалась реплика со стороны. Оказалось, что Орден беден примерно так же, как и сотрудники Иконийского госпиталя. Так что я сказала, что спасение и возвращение домой их брата будет для меня лучшей наградой) и вскоре появились в нашем городе, чтобы выкупить своего товарища.

Правда, госпожа главный врач отказалась его продать, а сам раб к тому времени стал учиться на врача, такой вот любознательный мальчик оказался. Он выучился грамоте и врачеванию болезней. Вместо него братья забрали другого брата Ордена, который был в городе, так как денег им хватало только на одного. (Спрашивается, зря я что ли ходила?) А в госпитале появился новый лекарь, который вскоре ушел, чтобы изучить симптомы чумы и заодно стать Магистром своего ордена.

А у нас в городе скоро случилось ужасное. Началось с того, что глава Медресе и некоторые другие люди, которые участвовали в постройке новой части мечети, заболели чем-то непонятным. У них был жар, слабость. Мы стали опасаться эпидемии. Я стала ходить по городу в поисках людей с такими симптомами, конечно же, первым делом зашла в мечеть и узнала о здоровье своего духовного наставника и остальных людей, строивших мечеть. Даруа, как обычно, сидел и беседовал с каким-то гостем нашего города. Я спросила их о самочувствии, еще один гость выразил опасения, что в городе эпидемия, и может быть им следует уйти скорее…Ах, если б я знала… Через несколько минут я проходила мимо того места, где они сидели. К своему ужасу я нашла своего учителя мертвым от трех ран, нанесённых ножом. Помочь ему было уже нельзя. Я позвала стражу, выход из города закрыли, человека, беседовавшего с имамом, сразу задержали. Того второго, который боялся эпидемии, найти так и не смогли, хотя стражники обыскали каждый дом. Задержали только девушку, с которой вместе он пришел в город. После долгой беседы и обыска выяснилось, что они пришли в наш город, чтобы убить муфтия, но перепутали его с имамом. При девушке нашли список с именами. Девушка потом сбежала, а мужчину казнили, как я узнала уже на следующий день.

Я позвала муфтия, чтобы он отпел покойного, нашла помощников, которые могли бы похоронить имама. Когда тело было предано земле, я отправилась к одной просветленной женщине, которая проводила женский намаз, за советом. Она одобрила мое желание совершить хадж и сказала, что я могу попросить кисас, то есть суда и кровавой мести за убитого у кади.

Но в то же время на меня снизошла благодать (в виде наклейки J ) о том, что Аллах велит быть милосердными и прощать врагам своим. Об этом же говорил и имам. Раздираемая противоречивыми мыслями я отправилась к кади. Он как раз был у нас в госпитале, выздоравливал после черной оспы. Кади был очень добр, выслушал меня и по моей просьбе подписал бумагу, в которой подтверждалось, что я видела убийцу имама и смогу узнать его, и что мне следует оказывать помощь в его задержании.

Я отправилась в хадж в Иерусалим, в надежде где-нибудь встретить этого негодяя и в надежде, что поклонение святыне внесет мир и ясность моей душе. Но когда я подошла к городу, оказалось, что он в осаде. Пришлось постранствовать некоторое время и вернуться домой.

На утро моего возвращения произошла еще одна ужасная вещь. Наш город был захвачен византийцами, почти все мужчины убиты, а женщины охвачены паникой. Иконию грозила еще и голодная смерть, так как караванщики были убиты.

В наш госпиталь снова поступили раненые. Но наших среди них не было, все были мертвы! Мы перевязали их раны, но лекарств, чтобы сделать операцию не хватало, хотя раненые были уверены, что помощь им оказана, через 1.5 часа они должны были умереть. Таков был мой коварный план мести. Но, Аллах удержал меня от такого недостойного врача поступка. Не ожидая положительного ответа, с горечью и долей язвительности, я поинтересовалась, не хотят ли господа захватчики пожертвовать денег на лекарства для госпиталя. К моему удивлению, они достали золото, которого бы нам хватило на много месяцев существования. Они должны были быть вознаграждены за их доброту и мы прооперировали их, тем самым сохранив им жизнь.

Но город был в унынии. Захватчики стояли на воротах. Я спросила, не пора ли им уже домой, и можно ли выйти из города. К моему удивлению, они сказали, что могут выпустить женщин. Тогда я решила бежать за помощью в Дамаск и Багдад. Со мной собрались еще две женщины, по каким-то своим делам. Они шли чуть позади, и их все же задержали на воротах, мне же чудом удалось выйти! Не веря своему счастью, я отошла от города и побежала за помощью.

Каково же было мое удивление, когда первым же человеком, встреченным в этом городе, был богомерзский убийца! В компании двух незнакомых мне людей, один из которых кого-то смутно напоминал. Я бросилась во дворец, эти люди шли туда же! Во дворце принимала супруга гласа Аллаха, к сожалению, не запомнила имени этой доброй женщины. Я показала ей письмо кади, она быстро все поняла. Кроме того, я рассказала о трагедии, постигшей наш город. К моему удивлению, в Дамаске были уже в курсе, каким образом – не знаю. Я решила, что дойти до Багдада тоже не помешает. По пути туда мне встретился военный отряд, собиравшийся в Иконий. Я рассказала им о том, что если не оказать Иконию не только военную, но и экономическую помощь-все умрут от голода, так как каравану не удалось уйти до захвата города. И после этого отправилась отдыхать в караван-сарай. Но долгого отдыха мне было не суждено, тк Аллах подал знак отправиться дальше. Я встретила паломников, направлявшихся в Иерусалим и вспомнила, что должна тоже совершить свой хадж.

Но перед этим мне пришло в голову заглянуть в Дамаск и узнать, что там с моим преступником. Супруга Гласа Аллаха сообщила мне, что кисас совершен, что его покарали свои же, за его глупость. Я ожидала, что на душе станет легче и спокойнее – убийца наказан…но мне стало еще хуже, как будто его кровь оказалась на моих руках! И тогда мне предложили обсудить это со…старцем Горы. Он мудр, что же…раз советуют – я решаю отправиться к нему. Мне дают знак, по которому меня должны впустить в Масияф.

Пока я шла к Старцу, я размышляла, что же он может мне посоветовать. Но такого поворота я не ожидала. Зайдя в город и забравшись на скалу, где восседал Старец, я рассказала ему свою историю. Но ни о каком милосердии тут никто думать и не собирался. «Ты не видишь знаков Аллаха? Ты видела убийцу, ты смогла выйти из города, ты узнала его в Дамаске, ты стоишь тут передо мной, в то время, как я думаю, как поступить с этим человеком. Ты сама должна убить его» - обрадовал меня Старец. «Но я не умею, у меня нет ни оружия, ни уверенности в том, что это надо сделать» - попробовала возразить я. Мне выдали оружие, дали человека, призванного научить им пользоваться, и отправили на изнуряющие тренировки. Как врачу, мне было тяжело думать об использовании ножа не во благо моего пациента, а против него. Но, как выяснилось, что не вступи я в этот ужасный орден, меня бы просто убили. Так что выбора не было. Правда, меня терзали сомнения, что я останусь в живых, если убью его что тут, что где-то еще, так как он ходил не один и друзья могли бы вступиться за него. Но я решила вверить свою судьбу Аллаху и позволить событиям идти так, как они шли. Какое-то время я ждала, что мой враг вернется в Масияф и репетировала фразу «Умри, грязный пёс», которая должна была сопровождать удар ножом. Но потом меня выставили за пределы города на более активные поиски. Убийца был отправлен по делу в Аллепо, туда же направилась и я. В Аллепо было тихо и мирно, одноруких подозрительных личностей никто не видел, никого не убивали. Зато я встретила караван из Икония! Оказывается, мой родной город был, наконец, освобожден! И собирался отстраивать мечеть, но не хватало денег. И тут я вспомнила, что Даруа показывал мне, где хранятся деньги мечети, которых бы хватило на восстановление два раза. Никто кроме меня не знал, где они лежат. Значит, мой путь лежал домой!

Отыскав деньги, я вручила их визирю. Но что же делать дальше…Может быть, раз я не встретила убийцу в Алеппо, Аллах передумал насчет того, что я должна его убить? В нашем городе я не смогла найти ни одного духовного лидера, с которым я могла бы посоветоваться. Зато в госпитале оказались больные, нуждающиеся в операции, ими я и занялась. А потом решила, что раз советоваться не с кем, надо отправиться в Иерусалим, чтобы завершить хадж. Но сначала заглянуть в Масияф, вдруг убийца пирует дома? В Масияфе мне рассказали, что после Аллепо он отправился в Багдад и разрешили попрыгать на вершине горы ( которая представляла собой парашютную грузовую сетку). Путь в Багдад был далёк, но я почти преодолела его… и тут я встретила спутников убийцы, которых я видела с ним в Дамаске. Они рассказали мне, что «убийца» мёртв! Итак, к моему облегчению, Аллах не дал мне испачкать руки в крови. Хотя, признаюсь, на тот момент мною уже овладел спортивный момент «кто кого»  :) На этом, практически, игра была закончена. Оставалось только дойти до храма Скалы в Иерусалиме, но удалось мне сделать это уже после игры, так как Иерусалим в очередной раз был осаждаем.